Пресс-конференция Путина по итогам саммита БРИКС (полный текст и видео)

Путин на саммите БРИКС

Владимир Путин сделал заявление для прессы и ответил на вопросы российских журналистов по завершении двухдневного саммита БРИКС в Йоханнесбурге (ЮАР).

В.Путин: Добрый день!


Коротко проинформирую вас о том, чем мы занимались и что было сделано за эти два дня работы. Прежде всего напомню, что БРИКС складывался, и мы сегодня с коллегами это отмечали, естественным образом.

Первая встреча объединения в более узком составе состоялась, по-моему, в 2005 году в Петербурге, когда встретились руководители Китая, России и Индии. Тогда аббревиатура была РИК: Россия, Индия, Китай. Потом присоединилась к этому нарождающемуся объединению Бразилия, затем и Южная Африка. Получился БРИКС.

Первоначально наши цели и задачи были очень скромными. Мы говорили об объединении усилий, прежде всего в сфере экономики, говорили, что и как можно координировать, для того чтобы добиваться больших результатов в этой важнейшей сфере деятельности.

По мере расширения числа членов организации это объединение стало приобретать формы именно организации, и начали появляться новые и новые направления деятельности, и совместные интересы стали более широкими.

Одно из приоритетных направлений (мы обсуждали это и на предыдущих встречах, и на этой так или иначе затрагивали) – это борьба с терроризмом, координация нашей деятельности в сфере политики, торговли, экономики в самом широком смысле этого слова.

Позволю себе сейчас коротко пройтись по тому, чем мы занимались. Начну с того, что это, как вы знаете, десятый, юбилейный саммит. Основные темы были такие: противодействие односторонним подходам в мировых делах, защита многосторонности, использование преимуществ четвёртой цифровой промышленной революции.

Утверждена Декларация Йоханнесбурга, основной смысл которой заключается в неприятии экономических санкций и применения силы в нарушение Устава Организации Объединённых Наций, недопущении гонки вооружений в космосе, а также поддержке Астанинского процесса по урегулированию в Сирии и сохранении СВПД.

В Декларации закреплены российские инициативы о разработке соглашения по информационно-коммуникационным технологиям, создании платформы энергетических исследований и женского делового альянса.

Новая российская инициатива – возникла она, честно говоря, спонтанно, но была очень активно поддержана всеми участниками сегодняшней встречи – это взаимодействие БРИКС в сфере культуры, спорта, кинематографии. Утверждён даже эскиз приза за победу на кинофестивале стран БРИКС, который мы наметили организовать и провести в ближайшем будущем.

В ходе саммита направлен мощный сигнал в пользу сохранения ВТО, против протекционизма, изменения правил мировой торговли, подписаны межправмеморандумы по сотрудничеству в области региональной авиации и экологии, соглашение о создании офиса нового Банка развития в Бразилии, в Сан-Паулу.

Проведено, только что закончилось или заканчивается сейчас, объединённое заседание «аутрич» БРИКС-плюс. Темы здесь тоже уже известны – это укрепление позиции БРИКС в мире, налаживание сотрудничества в Африке. БРИКС получил поддержку со стороны многосторонних международных объединений.

Саммит, как вы знаете, пришёлся на 100-летие Нельсона Манделы. Он защищал принципы равенства, достоинства, справедливости. На этих принципах работает, собственно говоря, и БРИКС.

Состоялись у меня и двусторонние встречи – с Президентами ЮАР, Аргентины, Анголы, Турции, Замбии, Председателем Китайской Народной Республики, Премьер-министром Индии, а также контакты с другими лидерами – Зимбабве, Того и некоторыми другими участниками последней встречи БРИКС-«аутрич».

Пожалуй, в самом общем виде итоги и темы, которые обсуждались. Если у вас есть вопросы, попробую на них ответить.

Пожалуйста, прошу Вас.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы сейчас обратили внимание, что изначально БРИКС задумывался как формат более экономический, но со временем это начало обрастать другими сферами. Как Вам видится дальнейшее будущее этой организации? Какие, может быть, ещё направления сотрудничества могли бы быть в неё включены?

И опять же, Вы тоже говорили, что изначально это был БРИК, потом присоединилась Южная Африка. Насколько известно, на сегодняшнем саммите обсуждался вопрос возможного расширения БРИКС. И хотя никакого решения принято не было, Ваше мнение насчёт того, может ли БРИКС быть расширен за счёт каких-то других государств и за счёт каких?

И если позволите, ещё вопрос один. Ранее сообщалось, что Вы на саммите БРИКС планировали обсудить сирийское урегулирование, в частности оказание гумпомощи, со своими коллегами по БРИКС и предложить им активнее подключиться к этой деятельности. Какова была реакция на это предложение?

В.Путин: Вы знаете, преимущество БРИКС заключается в том, что здесь гораздо меньше бюрократии, чем во многих других подобных объединениях. Как сегодня отмечал Президент Бразилии Темер, это естественное объединение государств, у которых много общего: много общих интересов и много общего в подходах к решению проблем, перед которыми стоит всё человечество, и наша страна в том числе.

У нас ведь реально нет, скажем, какого-то формального лидерства. Все вопросы принимаются на основе консенсуса с полным уважением к интересам всех участников этой организации. В этом её огромные преимущества. И мы сегодня тоже говорили о том, что очень большой интерес проявляется к работе БРИКС со стороны многих стран.

Выработаны уже форматы – БРИКС-плюс, «аутрич». Мы договорились, что будем пока использовать именно эти форматы, для того чтобы расширять зону нашего влияния, вовлекать в орбиту нашей деятельности те государства, которые разделяют принципы и ценности, на основе которых функционирует организация.

Увеличивать сейчас формально число членов БРИКС мы пока не планируем, потому что те форматы, которые сложились, показывают свою эффективность. Что касается тем, предметов обсуждения, вопросов, которые мы собираемся решать, – это все те вопросы, с которыми сталкивается подавляющее большинство стран и экономик мира. У нас нет ограничений. Это же касается сферы политики, сферы безопасности.

Я сейчас перечислил темы, над которыми мы работали и по которым приняты так или иначе какие-то решения или согласованы позиции. Вы видите, что касается неразмещения оружия в космосе – это вопросы безопасности, гонки вооружений или предотвращение гонки вооружений в данном случае.

Мы говорим о борьбе с терроризмом, но разве это не важнейшая задача, перед решением которой стоят многие страны мира? В этом контексте говорили, конечно, о Сирии, и коллеги положительно восприняли наше предложение активнее участвовать в гуманитарных операциях в помощь сирийскому народу, это абсолютно естественная вещь.

Четвёртое – промышленная революция. Это то, перед чем стоит и Россия, и ведущие, и развивающиеся экономики. И конечно, почему так активно коллеги поддержали наше предложение по поводу расширения нашего взаимодействия в гуманитарных сферах, в сфере культуры, кинематографии, спорта? Это сближает, создаёт естественную базу общения между людьми.

Премьер-министр Индии говорил, что это очень хорошая идея, потому что можно было бы организовывать спортивные мероприятия, скажем, таким образом, чтобы они выглядели как мини Олимпийские игры стран – участниц БРИКС, спортивный мини-фестиваль, где могли бы быть представлены и национальные виды спорта, которые мало известны в других странах, но могли бы представлять интерес для народов наших государств.

Это всё абсолютно естественная база, которая сближает миллионы людей и, я бы сказал, даже не миллионы, а сотни миллионов и миллиарды, имея в виду, что население стран БРИКС составляет почти половину человечества.

А второй вопрос, я на него тоже ответил, по поводу Сирии…

Да, пожалуйста.

Вопрос: Вы неоднократно выступали и говорили о том, что Россия должна снизить зависимость от американского доллара. И в последнее время Россия продавала американские казначейские облигации, снизив их долю в своих резервах почти до нуля. На этом всё?

И можно ли это считать какой-то новой государственной политикой, или же это некая защита от возможного расширения санкций? И если Россия отказывается от доллара, то какая альтернатива? Могут ли это быть валюты стран БРИКС, в частности юань, потому что Банк России уже увеличивает долю активов в юанях.

И если можно, ещё один вопрос, не могу не спросить.

В.Путин: Давайте я на этот отвечу, а потом Вы следующую часть своего вопроса сформулируете.

Россия не отказывается от доллара, доллар – это универсальная резервная валюта. Более или менее на это может претендовать и евро, но и то не в полном объёме. Поэтому мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что из себя доллар представляет сегодня.

Что касается резервных валют вообще, то уже появляются региональные резервные валюты. В известном смысле такую роль играет и российский рубль применительно к странам СНГ или ЕАЭС. Вообще любая национальная валюта, она настолько сильна и хороша, насколько сильна и хороша экономика, которая за ней стоит. Поэтому из этих фундаментальных вещей мы должны исходить.

Что касается – ещё раз – доллара. Мы должны минимизировать риски. Мы же видим, что происходит с этими санкциями, с незаконными, по сути дела, ограничениями, и мы осознаём эти риски и стараемся их минимизировать.

Что касается резервной валюты, доллара как резервной валюты, об этой проблеме, а это становится проблемой, говорим не только мы. Если вы думаете, что это инициатива России, вы заблуждаетесь. Очень многие страны в мире сейчас говорят именно об этом – о том, что нужно расширять возможности мировых финансов, мировой экономики и создавать новые резервные валюты. Это будет делать мировую экономику и мировые финансы более устойчивыми. Это абсолютно очевидная вещь.

Что касается наших американских партнёров и ограничений, которые они вводят, в том числе в расчётах в долларах, я полагаю, что это большая стратегическая ошибка наших американских партнёров, потому что они подрывают тем самым доверие к доллару как резервной валюте – вот в чём дело.

Ведь совсем недавно, ещё несколько лет назад, никому в голову не приходило, что такие инструменты могут быть использованы в политической борьбе, в сфере политической конкуренции. Все исходили из того, что политика политикой, или как у нас, знаете, шутят: «Война войной, а обед – по расписанию». Вот так и здесь: противоречия противоречиями, а в сфере экономики есть некоторые вещи абсолютно стабильные и неприкасаемые.

Оказалось, что это не так: и платёжные системы используются как политический аргумент в политических спорах, при разрешении противоречий, и валюта используется, и так далее. На мой взгляд, совершенно очевидная вещь, это наносит ущерб доллару как резервной мировой валюте и подрывает доверие к ней – вот в чём всё дело. Если бы этого не было, не было бы желания уже не у одной, а у десятков стран задумываться о других вариантах.

Какие это могут быть, сейчас трудно сказать, но юань, конечно, приобретает такие качества. Если он будет свободно конвертируемым с экономической точки зрения, то думаю, что этот процесс будет ускоряться. Но уже сегодня он включён в пул МВФ, поэтому ничего здесь особенного нет – это естественный процесс. Повторяю ещё раз, значимость той или другой валюты зависит от значимости объёмов экономики, которая за ней стоит.

Повторяю, мы не собираемся делать никаких резких движений, не собираемся никак отказываться от доллара, мы применяем его и будем применять настолько, насколько финансовые власти Соединённых Штатов не будут препятствовать использованию доллара в расчётах.

Вопрос: И вторая часть вопроса, собственно, тоже связана со Штатами.

После Вашего визита в Хельсинки американская сторона направила приглашение о следующем саммите – Вашей встрече с Дональдом Трампом в Вашингтоне в конце этого года. Сегодня, насколько я понимаю, американская сторона пожелала перенести эту встречу на следующий год. Собственно, вопрос такой: когда, Вы ожидаете, состоится эта встреча и Вы примете приглашение? И в принципе такие разнонаправленные движения, как Вы считаете, может ли Трамп выполнить своё обещание по улучшению российско-американских отношений?

В.Путин: Вы знаете, большим плюсом Президента Трампа является то, что он стремится к выполнению своих обещаний, прежде всего данных избирателям – американскому народу. Это, кстати говоря, такая специфика действующего Президента (положительная, я считаю), потому что, как правило, после выборов те или иные лидеры быстро забывают то, что они обещали народу, когда шли на выборы. Трамп – нет. Можно критиковать его за то, что он делает, и многие занимаются этой критикой, но одно совершенно очевидно, что он стремится к выполнению своих предвыборных обещаний.

Что касается наших встреч, то они полезны, я считаю, уже говорил и ещё раз могу повторить: мы в Хельсинки говорили о том, в чём кровно заинтересованы наши государства. Вот в 2021 году заканчивается действие Договора СНВ-III. И что, мы будем его продлевать или не будем?

В этом заинтересованы Соединённые Штаты и Россия, в этом весь мир заинтересован – в сдерживании гонки вооружения. Если сегодня не начать переговоры, то в 2021 году этот Договор СНВ-III прекратит своё существование, потому что нам не удастся разрешить некоторые вопросы, которые возникли в ходе его использования и применения.

Также и другие проблемы, связанные, допустим, с урегулированием конфликтов, в том числе в Сирии. Да, у нас есть контакты на рабочем уровне, но этого иногда недостаточно, нужны контакты на высшем политическом уровне. Нам нужно удовлетворить интересы всех государств региона: и самой Сирии, и Ирана, и Израиля, и Турции, и многих других государств региона – Иордании, Ливана, Египта и так далее.

Но мы будем об этом говорить на высоком политическом уровне или нет? Или мы считаем, что это вопрос второстепенного характера? Думаю, что это не так, это не второстепенный вопрос, так же как, скажем, вопрос СВПД (иранской ядерной программы). Он что, касается только Ирана, касается только Соединённых Штатов?

Нет, он касается очень многих государств мира и всей Европы в том числе, и многих, многих других, имея в виду, что я считаю, что СВПД – это эффективный инструмент сдерживания гонки вооружений и расползания оружия массового уничтожения. Это предмет споров, предмет, может быть, переговоров, но как они могут быть реализованы, если их нет реально? По телефону обо всём не скажешь.

Что касается встреч. Я прекрасно понимаю, что сказал Президент Трамп. У него есть желание проводить дальнейшие встречи, и я готов к этому, но нужно, чтобы были соответствующие условия, чтобы они создавались (эти условия), в том числе и в наших странах.

Мы готовы к таким встречам, мы готовы пригласить Президента Трампа в Москву. Пожалуйста, он имеет, кстати говоря, такое приглашение, я ему об этом говорил. Я готов и в Вашингтон приехать. Но повторяю ещё раз, если там будут созданы соответствующие условия для работы.

А в целом у нас будут контакты в ближайшее время, в том числе на площадках различных международных мероприятий, скажем, на «двадцатке», есть ещё планы возможных контактов на других международных форумах. Так что, несмотря на все сложности, в данном случае на сложности во внутриполитической жизни Соединённых Штатов, жизнь продолжается, и контакты наши продолжаются.

Вопрос: Продолжу тему в отношении США. Насколько стало известно, на встрече с господином Трампом Вы предлагали, озвучили идею о референдуме на территории республик Донбасса. Интересно, как он отреагировал на это предложение? Уже стало известно, что Киев к этому плохо отнёсся. На Ваш взгляд, можно этот референдум провести, быть может, под эгидой России и некоторых других стран?

В.Путин: Я пока воздержусь от комментариев, это очень тонкая, чувствительная сфера, которая требует дополнительного изучения и проработки.

Вопрос: Уточните, пожалуйста: Вы сказали, что воздержались вроде бы лидеры от расширения союза – объединения БРИКС. Мне не очень понятно – это так лидеры решили или решили немножко притормозить, сдать назад те потенциальные страны-кандидаты, которые не первый год заявляют о том, что они вроде готовятся вступить? Чья была инициатива не расширяться?

В.Путин: Кандидаты ничего назад не сдавали. Наоборот, проявили готовность и желание работать в рамках БРИКС в полном формате. Но на сегодняшней встрече в узком составе всё-таки все мои коллеги подошли к этому, скажем, осторожно, желая, конечно, сотрудничать с другими странами, не исключая в ближайшее время расширения БРИКС. Но всё-таки считают, что это вопрос, требующий дополнительной проработки.

Это не значит, что организация является закрытой, что двери закрыты. Нет. Просто этот вопрос, как у нас в народе говорят, с кондачка не решается, нужно как следует это проработать. А так организация открыта для всех.

Всё, спасибо большое.

Источник