Как изменился Калининградский янтарный комбинат за последние пять лет — Российская газета

Михаил Зацепин

В небольшом поселке Янтарном в 50 километрах от Калининграда работает единственное в нашей стране предприятие, где ведется промышленная добыча янтаря. Здесь же, в окрестностях Янтарного, сосредоточилось самое крупное в мире месторождение застывшей смолы.

У Калининградского янтарного комбината (КЯК) непростая судьба. В постперестроечное время вокруг предприятия развернулись настоящие криминальные войны. Затем буря улеглась, но переработчики янтаря продолжали жаловаться на дефицит сырья. Купить «солнечный камень» на комбинате, который тогда являлся ГУП, рядовому калининградскому предпринимателю было крайне сложно. Пять лет назад на комбинате сменился директор. 1 августа 2013 года новым главой КЯК стал Михаил Зацепин, который ранее работал на крупных российских госпредприятиях и служил советником главы МЧС РФ. О том, что удалось изменить и что еще предстоит сделать, Михаил Иванович рассказал на деловом завтраке в калининградском филиале «РГ».

Михаил Зацепин: Честно говоря, пять лет назад, когда я впервые переступил порог комбината, увиденное меня не очень воодушевило. Территория предприятия выглядела как послевоенный Сталинград. Карьер тоже являл собой достаточно печальное зрелище.

К тому моменту на КЯК долгие годы не проводились подготовительные вскрышные работы. То есть не удалялись горные породы, покрывающие янтароносный слой земли. В результате добраться до «солнечного камня» было крайне сложно. Более того, у комбината заканчивался срок действия лицензии на добычу янтаря.

Эту катастрофическую ситуацию нужно было исправлять. Параллельно необходимо было решать важную задачу по приватизации предприятия, поставленную федеральным центром.

При этом персоналом комбината — геологами, маркшейдерами, бригадирами, рабочими шахтерских специальностей — можно было только гордиться. Это профессионалы, которые работают на предприятии до сих пор. Нужно было менять управленческую команду. И когда коллектив увидел, что руководство комбината нацелено на развитие, задачи стали решаться максимально быстро и качественно.

В 2015 году КЯК стал открытым акционерным обществом, сто процентов акций которого принадлежат госкорпорации «Ростех». С 2016 года, преодолев технологические ошибки прошлых лет, мы начали наращивать объемы производства. Если в 2013 году комбинат добыл 275 тонн сырца, в 2016-м — 315 тонн. В 2017-м показатель был рекордным — 453 тонны.

В текущем году предприятие также должно выйти на показатель в 450 тонн янтаря. Пока комбинат перевыполняет план. Мы поменяли график работы, теперь производственные службы трудятся в усиленном режиме. Бригада два дня подряд выходит на 12-часовые смены, два дня отдыхает. Это нововведение, как и устранение технологических ошибок, позволило увеличить объемы добычи.

Какие изменения претерпела система сбыта янтаря?

Михаил Зацепин: Пять лет назад система продаж была непрозрачной. Цена янтаря, отпускаемого на предприятии, в несколько раз уступала рыночной. То есть отдельные люди покупали янтарь на комбинате, условно говоря, за рубль. И, выходя за ворота, тут же перепродавали камень скупщикам за десять рублей. Развивать производство в таких условиях было нецелесообразно. Да и денег на это не было — их едва хватало на зарплаты и текущие ремонты. Благодаря руководству председателя Совета директоров Мощицкого Виталия Львовича и работе председателя экспертного совета Бойко Валерия Владимировича были разработаны Стратегия янтарного комбината, торгово-сбытовая политика, классификатор янтаря, заложены принципы биржевой и аукционной торговли. Так мы ввели рыночные механизмы.

Сейчас янтарь в ежедневном режиме продается с помощью электронных торгов. В качестве основной торговой площадки мы выбрали биржу «Санкт-Петербург».

Кроме того, несколько раз в год проходят аукционы для местных переработчиков. Список участников утверждает специальная комиссия, куда входят представители правоохранительных органов, Калининградской ТПП, ФНС, правительства Калининградской области. Сейчас мы ввели годовые лоты. Компания может «забронировать» объем янтаря, который она способна переработать в течение года. Но платить она будет не сразу, а помесячно.

О дефиците «солнечного камня» неоднократно заявляли калининградские художники. Мастерам по янтарю не нужны тонны сырца — требуется всего пять-десять килограммов хорошего камня в год. Таких маленьких лотов не предусматривают ни электронные торги, ни аукционы для местных производителей. Нельзя ли проводить для художников отдельные мини-аукционы?

Михаил Зацепин: Действительно, мы такие пожелания слышали. И уже их учли. В мае на комбинате прошел первый отдельный аукцион для российских художников. На продажу выставили несколько лотов общим весом 195,5 килограмма.

Участниками стали девять физических лиц и индивидуальных предпринимателей. Семеро из них купили 116,5 килограмма янтаря стоимостью порядка 2,5 миллиона рублей. Причем критерии отбора участников устанавливали сами мастера.

Мы планируем проводить такие аукционы для художников дважды в год. Второе мероприятие запланировано на декабрь. Кроме того, в сентябре должен пройти отдельный аукцион для микробизнеса с лотами от 10 килограммов. Речь идет о предпринимателях, которые не являются художниками, но крупные лоты также освоить не могут.

Калининградским компаниям необходимо около ста тонн сырья в год. А мы добываем 450 тонн камня

С аукционом для микробизнеса связана целая история. Недавно московские друзья попросили меня срочно купить икону Андрея Первозванного с янтарем. Я поинтересовался у владельца палатки, торгующей иконами, где он берет сырье. Он говорит — у каких-то там людей по 300 рублей за килограмм. А покупает он янтарную крошку, которая практически никому не нужна. Отпускная цена комбината — 57 рублей за килограмм. Представляете, сколько человек переплачивает, если в месяц он расходует 50 килограммов янтаря?

На вопрос: «Почему не покупаешь на комбинате?» — предприниматель ответил: «Да вот, пытался купить семь лет назад, ничего не получилось». Но ситуация-то за последние семь лет изменилась! И таких предпринимателей на самом деле немало. Надеюсь, отдельные аукционы для микробизнеса помогут им отказаться от услуг перекупщиков.

Вообще, если вы заметили, в последнее время практически исчезли негативные высказывания со стороны переработчиков, связанные дефицитом янтаря. Кто-то жалуется на качество, но тут от нас мало что зависит. Что земля дает, то комбинат и добывает.

Качество янтаря-сырца — это отдельный вопрос. Доля янтаря первого и второго сортов в общей структуре добычи предприятия в последние годы снижается. Об этом неоднократно заявляли переработчики, этот факт подтверждали представители комбината. Неужели ситуация не поддается корректировке?

Михаил Зацепин: Повлиять на качество залежей мы, разумеется, не можем. Если идет прозрачный янтарь третьего сорта — мы его и добываем. Мы не можем превратить прозрачный камень третьего сорта в матовый — первого. В последние месяцы, кстати, доля янтаря первого сорта в добычном срезе резко увеличилась. Зато с третьим образовался небольшой дефицит. Так уж природа распорядилась.

Но на сохранение камня в первозданном виде мы повлиять можем. К сожалению, существующая технология, которая применялась еще в советское время, измельчает 20-30 процентов добываемого янтаря. Комбинат терпит существенные финансовые потери, а переработчикам достается меньше крупного камня.

Чтобы изменить ситуацию, мы запустили масштабную модернизацию комбината. КЯК уже заключил договор с петербургской компанией «ТОМС» (технология обогащения минерального сырья). На сегодняшний день отработаны основные технические решения, связанные с добычей, обогащением и сортировкой янтаря. Думаю, с августа «ТОМС» начнет проектировать новый добычной комплекс.

Что именно изменится?

Михаил Зацепин: Сейчас, если вы знаете, янтарь добывается шагающим экскаватором. Потом по водной канаве он попадает в землесос. Затем камень оказывается в металлической трубе длиной полтора километра. По ней янтарь попадает на комбинат, дробясь по пути и в землесосе, и в самой трубе.

В перспективе сырец будут грузить в машины с помощью погрузчиков. Автотранспорт доставит камень на новую обогатительную фабрику, где его в щадящем режиме будут размывать водой.

Думаю, в пилотном режиме отработка новой технологии начнется в конце года. К середине 2019-го технический проект должен быть готов, тогда же подрядчики приступят к строительству нового обогатительного комплекса.

Общая стоимость проекта по модернизации комбината составляет порядка шести миллиардов рублей. Это собственные средства предприятия, полученные в том числе благодаря двум крупным экспортным контрактам, которые мы заключили с Китаем.

Первоочередная задача программы развития янтарного производства, утвержденной правительством РФ в 2017 году, — отказ от продажи сырья для переработки за рубеж и выход российских переработчиков янтаря на экспортный рынок со своими изделиями. Об этом заявил заместитель министра промышленности и торговли РФ Алексей Беспрозванных в ходе пленарного заседания в рамках Amberforum-2018. Какова роль янтарного комбината в этой работе? И как в эту работу вписываются крупные экспортные контракты?

Михаил Зацепин: Во-первых, если мы поймем, что российские компании в состоянии переработать весь добываемый янтарь, мы будем ориентироваться на местных производителей. Но сейчас, по оценкам председателя Ассоциации производителей и переработчиков янтаря Александра Емельянова, всем калининградским компаниям необходимо около ста тонн сырья в год. В других субъектах РФ переработка янтаря практически неразвита. А мы ежегодно добываем 450 тонн камня.

Во-вторых, мы уже сейчас пытаемся способствовать развитию экспортного потенциала калининградских переработчиков. Комбинат стал одним из инициаторов проекта по созданию в регионе янтарного кластера. Сейчас вся организационная работа завершена, документы находятся на утверждении в Минпромторге РФ.

Участниками кластера станут около 30 игроков калининградского янтарного рынка. Они, с одной стороны, смогут претендовать на госсубсидии. С другой, этим компаниям, пользуясь поддержкой кластера, будет проще налаживать контакты с иностранными партнерами.

Справка

Сегодня комбинат является крупным налогоплательщиком Калининградской области и градообразующим предприятием поселка Янтарного. В 2013 году, для сравнения, общая сумма налогов КЯК составляла 158 миллионов рублей, в том числе 24 миллиона было перечислено в бюджет области. А в 2017 году налоговые отчисления предприятия в бюджеты разных уровней составили уже порядка 800 миллионов рублей. В том числе около 400 миллионов КЯК направил в региональный бюджет.

В 2013 году на предприятии трудились 356 человек, в 2017-м — 479 человек. В первом полугодии 2018-го КЯК увеличил количество рабочих мест еще на 13 процентов. Средняя зарплата на предприятии составляет сейчас 54,4 тысячи рублей (в 2013 году — 36,2 тысячи рублей).

Источник